Назначение и потребность

Назначение следует рассматривать как функционально-потребительский показатель. Иными словами, в качестве назначения необходимо выбирать конкретную житейскую потребность человека. Ясно, что любитель бани потеет и парится вовсе не для того, чтобы только потеть и париться, так как бы он потел в таком случае с удовольствием днём и ночью безостановочно в тёплой душной одежде. Нет, любитель бани ждёт от жара и от пота совсем иного и много большего: либо высокого качества мытья, либо развлечения, либо отдыха и восстановления сил, либо лечебного эффекта. При этом сам пот является просто следствием и последствием перегрева тела. Для наглядности проведем методическую параллель с другой бытовой процедурой — приемом пищи. Ясно, что человек принимает пищу вовсе не для того, чтобы принимать пищу. Для приема пищи в целях утоления голода (то есть для удовлетворения первой жизненной необходимости) служат простейшие кухни в квартирах (стол, плита, холодильник, мойка) и объекты быстрого питания на улицах (лотки, бистро, закусочные, пирожковые и т. п.). Для гурманов (любителей), для которых вкусная еда — верх удовольствия, уже потребуется специально оборудованная кухня и объекты общественного питания повышенного уровня (пиццерии, трактиры, столовые, рестораны). Для отдыха и развлечений во время еды в квартирах оборудуются специальные помещения (столовые, гостиные и т. д.), а в общественной сфере кафе, кабаре, рестораны с музыкой, представлениями и т. п. Для представительских целей используются специальные банкетные залы, клубы, резиденции и т. п.

Подобное сочетание индивидуальных объектов быта (квартирных кухонь, стиральных машин, телевизоров, ванн и т. п.), используемых повседневно, с общественными объектами быта (типа закусочных, прачечных, кинотеатров, бань и т. п.), используемых эпизодически, является важнейшей особенностью современного городского образа жизни. При этом общественные объекты всё больше приобретают черты развлекательности.

Ясно, что поесть, отдохнуть и пообщаться в принципе можно в любом объекте общественного питания, даже в заводской столовой. Но подлинный успех объекта может быть достигнут лишь при должном оформлении объекта с учетом назначения. Причём во всех краях во все времена самые обычные человеческие потребности, объединяя людей, зачастую выступали как нечто большее, чем просто удовлетворение физиологической необходимости. Так, ресторан с музыкой, танцами и представлениями уже не только и не столько еда, а развлекательная баня не только и не столько мытьё. Они становятся средствами общения и развлечения. Причём у русских порой вся прелесть ресторанов и бань неразрывно связана с традиционными особенностями застолья как главными элементами развлекательности, ещё раз подтверждающими широко известный тезис о том, что «веселие на Руси есть питие». А так как «веселие» на Руси, как и бани, приходилось на конец рабочей недели, то неразрывная связь бани с «веселием» стала традиционной и прочно укоренилась в умах многовековой практикой. Так, советское гонение на личные бани было во многом обусловлено молчаливым признанием того, что горячительные напитки в бане порой важнее самой бани, даже мытной. Ну а что касается досуговых бань, то они на то и досуговые, что в них не исключаются элементы «веселия», которые также являются потребностями человека. Вместе с тем ясно, что баня и застолье — совершенно разные по технической и физиологической сущности процедуры, но в части назначения (развлечения) дополняют друг друга настолько, что срастаются в умах людей в единое целое.

Сила традиций в русском банном деле всегда была очень велика. Для большинства людей само понятие бань накрепко связано с понятиями тех или иных традиций. Именно в традициях видится порой вся прелесть и живучесть банной идеи. Именно прикосновение к «вечному» считается зачастую основным назначением бань. Разрушать этот священный образ — это, конечно же, кощунство по отношению к искренним чувствам ценителей бань. Но раз уж мы ведём объективный непредвзятый анализ, то надо честно признать, что когда говорят о прелести традиций (древних обычаев), то всегда имеют в виду лишь антураж (обстановку процедуры) и прежде всего обаяние элементов прошлого в современности («вздох старины в модерне»). Все люди предпочитают мыться, отдыхать и общаться в достойных современных (и даже ультрасовременных) условиях и готовы принять элементы старины лишь как романтическое украшение, причём лишь в случае развлекательной (или престижной) процедуры. А вот повседневные мытные процедуры вообще не приемлют старины и достойными выглядят лишь в ультрасовременном оформлении. Во всяком случае, многочисленные книжные советы о том, как переделать повседневную квартирную ванную комнату в деревенскую баню (с обивкой глазурованной плитки деревянными досками), ничего кроме резкого неприятия и отвращения не вызывают.

Единственное, что не вызывает сомнений, это то, что самой главной русской банной традицией было само регулярное мытьё в бане, поскольку мыться больше было негде. При этом практически все люди совершенно искренне полагают, что бани зародились в глубокой древности именно как средство для мытья тела. При всей своей кажущейся разумности и очевидности, такая точка зрения тоже крайне наивна. Человек, а тем более древний, никогда не был настолько благоразумным, чтобы поставить вопросы личной гигиены во главу угла при зарождении бань. В отличие от еды мытьё вообще физиологически не предусмотрено природой в качестве жизненной необходимости для млекопитающих, и многие люди в не столь уж отдаленные времена ни разу специально не мылись за всю свою жизнь.

В то же время тепло любят все животные. Более того, теплые помещения жизненно необходимы человеку в холодных климатических районах. С удовольствием греясь у жарких костров, древние люди неминуемо потели, чесались, соскабливали грязь, а при контактах с теплой водой и жгучим паром получали еще большее наслаждение. И только спустя многие тысячелетия заметив, что это приятное времяпровождение (в виде расчесываний и омовений разгоряченного потного тела) способствует сохранению здоровья, человечество осознало мытьё как средство личной гигиены, необходимое для выживания в борьбе с инфекциями, паразитами и недугами. Тем не менее, как сейчас родители заставляют малолетних малышей мыть руки, так и раньше многие поколения предков передавали своим потомкам любовь и привычку мыться отнюдь не генетическим (врожденным) путем, а методом приучения, насилия и даже насаждения через языческие и религиозные обычаи и обряды, в том числе символические ритуалы омовения, очищения и крещения.

Регулярное мытьё тела давно уже превратилось в первую жизненную потребность современного культурного человека. Именно в мытье заключается выдающаяся мировая заслуга бань, их великая историческая миссия. Но до сих пор элемент низменного удовольствия и животного наслаждения от самого мытья, от жаркого воздуха и горячей воды остается немаловажным фактором даже в условиях высокой цивилизации и благоустроенности быта. В этом заключается живучесть концепции досуговых бань, которые в настоящее время даже зачастую более популярны, чем мытные. Но и в том случае, когда человек собирался в бане только подлечиться или просто отдохнуть, или согреться, баня все равно его мыла, так уж она устроена. И эта великая двуединая роль (средства одновременно и для и мытья, и досуга) сопровождала бани всю историю их развития вплоть до середины двадцатого века, когда в силу технических и социально-психологических причин эти роли стали постепенно разъединяться.

Источник: Теория бань. Хошев Ю.М. 2006

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)