Баня как мытьё

Бани в городах сейчас находятся в состоянии глубочайшего идеологического кризиса. Если в сельской местности к баням по прежнему (как и ранее тысячелетиями) относятся в первую очередь как к повседневному гигиеническому мытью (поскольку мыться порой больше негде), то в городах (уже давно привыкших к квартирным ваннам и душам) под банями все чаще понимают (даже на дачах) просто жаркие помещения, в которых можно делать все, что угодно, но только не мыться. Сейчас городская молодежь зачастую даже не знает, что в банях можно не только париться (в смысле греться-развлекаться), но и мыться.

Еще хуже то, что к баням в городах стали относиться с явным предубеждением, причем не только как к техническому анахронизму, но и как к очагу аморальности. Как говорится, для иного прокурора нынче в России посещение бани может окончиться неприятностями по службе, а то и концом карьеры. Это обусловлено тем, что не выдержав конкуренции с квартирными ваннами и душами, бани, оставшись «не у дел», стали трансформироваться в некие теплые воздушные процедуры и перемещаться в сторону сомнительных сфер досуга, развлечений, общений и лечений. Но изменяется ли при этом коренная суть бань? Ведь и раньше в области известных человеческих пороков бани не имели себе равных, и католическая церковь беспощадно боролась (из-за упадка нравов) с общественными паровыми банями веками. Иными словами, возникает вопрос, чем же являются бани по своей коренной сущности — то ли мытьем, то ли просто купанием, то ли банальной жарой, то ли любой паровой или особой потельной, контрастной, массажной, развлекательной или еще какой-нибудь иной процедурой? И что важнее в банях — техническая суть (конструкция) или потребительские свойства (назначение)?

Исторически термин «баня» впервые возник три тысячи лет тому назад в Древней Греции («банио») как понятие очищения (и телесного, и душевного) именно водой. Такая трактовка бани развилась затем и в Древнем Риме (народнолатинское «банеум»), а потом через христианство распространилась по всему миру как понятие именно водной процедуры. В Киевскую Русь слово «баня» проникло тоже как церковный термин (из Константинополя «от греков») в качестве синонима древнеславянским понятиям «мовня» (омовение) и «мыльня» (мытье). Греко-латинский (общеевропейский) термин «баня» до сих пор на всех европейских языках означает «купание вообще» (любое очищение водой). Но не в России!

Дело в том, что россияне, признавая баню купанием (мытьем), терминологически четко отличают бани от ванн и душей. Бани «по-русски» — это все то, что совсем не похоже на ванны и души, а именно то, что было в нашей стране до ванн и душей. Так что русские бани являются более узким понятием, чем европейские «купания вообще» — являются лишь одним из видов купаний, что и обуславливает многочисленные недоразумения и непонимания. Еще большую путаницу внесли финны-суоми, которые в чисто рекламных целях назвали термокамеру сауной, а саму сауну провозгласили чисто тепловой воздушной процедурой (потельной), никак не связанной с водой и мытьем. К сожалению, такая выхолощенная трактовка бани нашла сторонников и в нашей стране. Четче всех это выразил классик русских саун А.Разоренов — «сколько, мол, можно мыться, мы и так чистые» (БАНБАС, 4/16, 2001 г., стр. 64). В частности, среди горожан распространилось бесхитростное мнение, что и русская баня — это просто парилка (не приспособленная для купаний водой деревянная термокамера с печкой-каменкой), где можно попотеть (но не мыться!) в жаре (либо в сухом зное, либо в паре) перед душем.

Конечно, каждый вправе в бане только греться и не мыться. Каждый вправе считать теплушку парилкой, а парилку называть баней. Но только если это не приводит (по недомыслию или ради корысти и выгоды) к запутыванию других людей, к выхолащиванию фундаментальных идей, к подмене и утере важнейших принципов, имеющих свои глубокие объективные технические и исторические корни. Чтобы разобраться в технической сути русских бань, вспомним, что процесс купания (омовения) может мыслиться тремя способами. Во-первых, можно погрузиться в теплую (горячую) воду всем телом (или большей частью тела). Это будут купели, ванны, бассейны, реки, моря и т.п. Во-вторых, можно поместиться всем телом (большей частью тела) в поток падающей воды, том числе диспергированной. Это будут дожди, души, водопады. В-третьих, можно захватывать ладонями, мочалками, черпаками малые количества теплой воды и обмывать отдельные части тела протиранием, смачиванием, орошением, плесканием, обливанием. Это будут разного рода умывальники (начиная от луж и тазов и кончая водопроводным смесителем над раковиной). Вот как раз этот третий способ теплого (горячего) омовения (умывания), применяемый ко всему телу (целиком и одновременно), и является мытьем по-русски (русской баней).

Отличительным признаком русских бань является (помимо обязательного наличия воды) высокая температура воздуха (жара). Дело в том, что в русской бане (в отличие от ванн и душей) все тело человека находится не в теплой воде, а на воздухе. А это значит, что вода с мокрой кожи может испаряться, охлаждая тело за счет теплоты испарения (имеющей для воды экстремально высокую величину 539 кал/г). Все знают, что если раздеться в теплой квартирной ванной комнате и протереть себя мокрой теплой мочалкой, то сразу же станет холодно. Но если прогреть ванну (до банных температур), то все проблемы с холодом при обмываниях на воздухе пропадают. То есть русская баня является своеобразным аналогом тропического пляжа, когда выходящему из воды человеку на воздухе совсем не холодно.

Теперь достаточно вспомнить, что на низших уровнях цивилизации людям было проще нагревать костром воздух в пещере (норе), чем нагревать воду. Поэтому первые горячие купания в пещерах неизбежно использовали малые количества горячей воды, но зато горячие помещения, то есть были банными (в вышеупомянутом русском понимании этого слова). Конечно, такой способ купания использовался всюду во всех странах мира без исключений (в том числе и намного раньше появления самой Руси) и является интернациональным, но сохранился в особо развитом виде только в холодной и отсталой в быту России.

Также ясно, что с развитием техники и с повышением благосостояния населения (и в первую очередь с появлением дешевой и доступной металлической посуды и водогрейных котлов) становится проще нагревать (и транспортировать) воду, чем нагревать воздух и помещения. А это значит, что рано или поздно в силу чисто технических причин бани уступают место ваннам (купелям) и душам, не требующим жарких помещений, но потребляющим огромное количество теплой воды. Но это вовсе не значит, что бани как идея — это технический анахронизм. Ведь технический принцип не может быть анахронизмом, пережитком прошлого могут быть только конкретные технические конструкции. Так что, в дальнейшем, затруднения городов по доставке и отводу больших количеств воды могут вновь изменить ситуацию и возродить интерес горожан к «русским» мытейным купаниям, но уже на новом витке цивилизации (бесповоротно превратившей повседневное мытье в исключительно интимную бытовую процедуру).

Сам по себе банный принцип реализуется в трех формах — потовой бани, паровой бани и классической русской бани. Потовая баня самая древняя и самая естественная, заложенная в саму физиологию человека. Греясь у жарких костров, древние люди неизбежно потели и, расчесываясь, удаляли загрязнения с кожи. Несмотря на примитивизм, потовая баня успешно использовалась в Древнем Риме при высоком уровне цивилизации.

Паровая баня — это мытье горячей росой. При плескании воды на раскаленные камни образуется водяной пар, который затем конденсируется на голом теле в виде «кипятка», пощипывающего кожу. Для усиления выделения росы с одновременным расчесыванием использовались веники из ветвей деревьев. Такие паровые бани были известны и у всех кочевых народов, и у всех оседлых, были развиты в древнегерманских племенах VII века. В связи с церковными запретами (по причине упадка нравов при совместном мытье), германцы (франки, англосаксы, датчане, норвежцы, шведы и др.) постепенно стали мыться в купелях, а паровые бани сохранились преимущественно у языческих восточных славян.

Классическая русская баня — это мытье всего тела в тазу (шайке) со сливом воды непосредственно на пол под ноги. Такая баня уже требует специального нагрева компактной воды (сбросом раскаленных камней в воду или кипячения воды в посуде). Получила распространение в России преимущественно в городах и богатых усадьбах, видимо не ранее XIII-XV веков, а в XX веке ставшая основным видом бань, постепенно переходящих в ванны и души. Так, первые в нашей стране редакции Строительных норм и правил СНиП П-В.11-55 и СНиП П-Л.13-62 официально подразделили все общественные бани на «русские бани (русского типа) с тазами» и на «душевые бани», причем те и другие могли иметь парильные отделения. Подчеркнем, что начиная с XIX века в российских городах термин «баня» (применительно к общественным баням) носил скорее общеевропейский смысл как «купание вообще». И лишь во второй половине века бани в умах горожан окончательно стали пониматься как «отсталые методы мытья, отличные от ванн и душей».

Церковный термин «баня» в ІХ-ХІІ веках с трудом приживался в языческой Руси, а затем в многонациональной России. Достаточно вспомнить, что если Киев крестился в 988 году вполне мирно, то в Новгороде людей приходилось насильно тащить и бросать с мостов в Волхов и с помощью оружия захватывать капища и уничтожать статуи языческих божеств (особенно Перуна — бога воинов), в результате чего Владимиру пришлось перебить половину населения города. Долгие века церковный термин «баня» означал скорее сам процесс омовения, чем некое помещение для омовения (и не только в России). Помещения же для бань были самыми разными и постоянно изменялись с ходом технического прогресса. Поэтому, указать на какую-нибудь конкретную конструкцию как на «настоящую русскую баню» или «настоящую паровую баню» невозможно — все они «настоящие».

Так, древнегерманские паровые бани с вениками обустраивались в полуземлянках (шалашах из бревен, засыпанных грунтом) и назывались «басту» ( от «badestube» — комната для мытья). В Древнем Новгороде бани обустраивались в бревенчатых мыльных «избах» (от забывшихся слов типа «избаг» или «истьбак»), занесенных, видимо, варягами из Вагрии (славянского балтийского Поморья) вместе с хлебными курными печами ( «back», «bage» — «багряная» печь, «вагранка»). В Древнем Киеве бани обустраивались в землянках (ямах, перекрытых накатом из бревен) и назывались «истобками» или «изтопками», то есть отапливаемыми помещениями ( «топка» — по-славянски место для костра). Именно в истобке Ольга сожгла послов от древлян, убивших ее мужа князя Игоря, а затем по наивности решивших сватать ее за их князя Мала. У западных славян землянка называлась «лазней». У древних финнов парные бани обустраивались в землянках «саунах» (от «savimen» — дымный). На средней и нижней Волге преобладали землянки-пещеры (на обрывах рек) с подпольными печами типа восточных.

Со временем германцы перешли к деревянным наземным каркасным строениям с закладкой проемов каркаса камнями на связующем растворе. В Украине перешли к глинобитным наземным строениям на плетеном каркасе («хатам» по типу древнекельтских «hut»). Во Владимиро-Суздальской Руси развились многоэтажные срубы (клети), опирающиеся на полуземлянку (подклет), с горницами, светелками и теремами. С XIV века во Владимирских краях стали мыться преимущественно «на дому» в горнилах русских печей, и даже под Москвой в XIX веке не знали иных бань, кроме как русских печей (А.Желтов).

Особо отметим, что западные финны-суоми со времен Первого крестового похода в 1155 году отошли к Швеции, постепенно стали мыться в купелях и утеряли традицию мыться в паровой бане (сауне). Так, раскопки на месте первой столицы Турку показали, что бани существовали только на территории колонии новгородских купцов (А.Ранних). Многие века шведские врачи боролись с вредными дымными саунами, сохранявшимися в наиболее удаленных и отсталых краях Карелии и Лапландии (M. Aaland, www.cyberbohemia.com). С 1803 года Финляндия (Суоми) вошла в состав России, банные традиции стали оживать. Но с провозглашением независимости в 1917 году бани, навязанные «полудикой» Россией, стали окончательно забываться, тем более что вся Европа перешла на квартирные ванны и души. «Банная политика» Финляндии в корне изменилась со времен Олимпиады 1952 года в Хельсинки, где финские тренеры широко разрекламировали новый физиотерапевтический метод реабилитации спортсменов после соревнований с помощью «современной сухой высокотемпературной финской сауны». Были применены экстремально высокие температуры 140°С совместно с сухим воздухом, обеспечивающие быстрое, но неизнурительное сухое потение с выводом «шлаков» из мышц. Не обсуждая эффективность методики, отметим, что термообработка организма в такой сауне в полном отсутствии воды на коже (в любой мыслимой форме) не имеет ничего общего с баней как купанием. Хотя внешне современная сауна и похожа на древнюю сауну (металлическая печь бездымно имитирует открытый очаг), но она не приспособлена для купания. Действительно, официальных финских методик использования современных саун только две (первая — вывод «шлаков» с потом, вторая - перегрев тела с контрастным охлаждением), и все они не включают мытье. Все это никак не смущает финнов-суоми, поскольку они уже давно утеряли мытейные банные традиции. Прежняя сауна как повседневное обычное гигиеническое мытье реально живет в Финляндии лишь в глубинке у некоторых карелов и лаппов.

«Баня — это специальное помещение для обмывания тела при одновременном воздействии на него горячего воздуха — сухого (турецкая баня) или насыщенного паром (русская баня)» (Энциклопедический словарь, М.:БСЭ, 1953 г.). Так что в спорах о том, что же является «настоящей» русской баней, можно уверенно заявить, что «настоящая» баня — это та, в которой моются, а не только греются. Русское парение с веником — это не просто способ прогрева тела, но и особый вид мытья. В связи с этим напомним, что горячее мытье тела включает четыре этапа. Во-первых, сама по себе вода легко отмывает соли и растворимые жиры (липиды типа холестерина). Во-вторых, моющие средства удаляют водонерастворимые жиры (хотя и не в полной мере). В-третьих, горячая вода гидролизует (распаривает) роговой слой кожи, и он легче отделяется при механической растирании, освобождая поры потовых желез. Так, в Японии после мытья в тазу (по-банному) погружаются в горячую ванну (фуро), а затем растирают тело полотенцем, удаляя «катушки». А в восточных банях (хаммамах) растирают потное тело волосяными мочалками. Причем удаление рогового слоя возможно лишь на воздухе при растирании кожи в чуть влажном распаренном состоянии, когда достигаются большие силы сдвига, а в воде между мочалкой и кожей располагается скользкий слой воды как смазка. В-четвертых, усиленное выделение пота (как в жарком воздухе, так и в горячей воде) приводит к усиленной промывке застойных зон (кровеносных и лимфатических микрокапилляров и межклеточных пространств) в прикожном слое.    

В заключение напомним, что бани обладают особым потребительским свойством — свободой передвижений (мытьем на «просторе»). Если в ванне или под душем человек до предела заужен в пространственных возможностях, то в банях при мытье на воздухе человек имеет территориальную свободу. Человек может вести привычный образ жизни — сидеть, ходить, лежать, принимать любые позы и т.п. Если купание в ванне или под душем человек воспринимает как временный скоротечный процесс, то в бане человек может провести целый день. Именно этот факт (в сочетании с климатическим комфортом) и придавал баням (во всех краях тысячелетиями) чрезвычайную привлекательность для неспешного приятного времяпровождения, отдыха, общения, развлечения.

Источник: Дачные бани и печи. Принципы конструирования. Хошев Ю.М. 2008

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)